welder_history (welder_history) wrote,
welder_history
welder_history

Полвека на страже интересов народа!!! (Ч.2)

В праздничном выпуске газеты "За безупречную службу" самая интересная, на мой взгляд, статья с упоминанием фамилий приморских чекистов и ряда обстоятельств их работы...

11.jpg


Красным пунктиром выделен абзац, где упоминается фамилия, уже известная нам по предыдущим публикациям: Б. Болтруц.
А вот он и сам (фото сделано в период 1968-1970 гг.)

10.jpg


Второе выделение красным пунктиром указывает на конкретные обстоятельства задержания американских диверсантов на территории Приморского края. Частичная информация о событиях тех лет уже имеется в открытом доступе.

Текст приводится полностью. Источник: http://www.dv.kp.ru/daily/23180/205728/

ШПИОН АГАФОНОВ ПОПАЛСЯ НА БУЛАВКАХ

Сегодня сотрудники ФСБ отмечают свой профессиональный праздник. 20 декабря исполняется 86 лет со дня создания органов госбезопасности в России. Накануне праздника корреспондент "Комсомолки" встретился с одним из самых заслуженных приморских чекистов, ветераном КГБ Леонидом Инкуевичем Уза. Среди своих коллег он известен тем, что, еще не работая в органах госбезопасности, принимал участие в задержании американского шпиона. Раньше эта история была засекречена, и сегодня, спустя 52 года после нижеописанных событий, публикуется впервые.

История эта произошла в 51-м году, - рассказывает Леонид Инкуевич. - В то время был пик холодной войны. Американцы в массовых количествах забрасывали в СССР разведчиков Наши соответственно были вынуждены укреплять обороноспособность, в том числе и контрразведку. Шла усиленная борьба спецслужб. Волей случая я стал участником задержания одного из заброшенных на территорию Приморского края американского агента. Тогда я работал радистом на метеостанции и в органах КГБ еще не служил.

- Говорят, что шпиона удалось задержать только благодаря вашей интуиции. Расскажите, как это было?

- В середине сентября я возвращался из Владивостока домой в поселок Олон. В это время край накрыл очередной тайфун. Поэтому добраться мне удалось только до Нижнего перевала. Некоторое время ходил по поселку, не зная, что делать. Пошел на базар и встретил там военных топографов из Ленинграда. Они искали проводника в верховья Бикина, даже заплатить обещали. Я обрадовался - мне было по пути - и согласился, естественно.
Бикин разлился от сопки до сопки, мы шли на двух лодках. Идем потихонечку, вояки задремали. Часа через три показался знакомый мне островок. Смотрю, а на нем мужик какой-то стоит, руками отчаянно машет, мне показалось, знакомый. Еле пристали к берегу, сильное течение мешало. А он прыгнул в лодку с такой скоростью, что чуть нас не опрокинул. Первым делом есть попросил, а у нас только сухари, ими и накормили.
Я смотрю на него, а человек какой-то не наш, не местный. Штаны у него все подраны, дырки заделаны необычными булавками. Явно не местный, местный бы нитками зашил, думаю, что-то не так. Стали незнакомца расспрашивать, как он здесь оказался. А он давай всякую ерунду нести. Говорит, Сергеем Агафоновым зовут, мол, знакомый повел его на охоту, а потом пошел дождь, и он его бросил. Не поверил я ему, не может быть такого, чтобы охотник знакомого в беде бросил. Из документов у него был паспорт, но почему-то без фотографии.
В общем, не поверили мы ему и решили передать в руки властей. Ночевать остановились на этом же острове. Спали по очереди - охраняли пленника. А на следующий день прибыли в Олон. Агафонова под стражей доставили в сельский совет. Его председатель связался с начальником отделения КГБ по Пожарскому району, а он отправил на место оперуполномоченного Анатолия Синенко. Дальше все было делом техники.


- А что он делал на острове, как там оказался?

- Забрасывали Агафонова на самолете ночью в середине cентября. Взлетали они в Японии и уже в 4 часа утра были над Приморьем. Приземлился он неудачно - между двух кедров - и повис. Пока слазил, порвал брюки. Дырку потом заделал австрийскими булавками. Он спрятал снаряжение и попытался выйти на связь с разведцентром. В этот момент на него вышел медведь. Агафонов испугался и высадил в него 8 патронов - все, что были. Бросился бежать и уронил радиостанцию в болото, она утонула. Когда он успокоился, решил идти в ближайшее село. И тут снова совершил ошибку. За сопкой от него ревели изюбры, а он подумал, что это коровы, и пошел на рев, все дальше углубляясь в тайгу. Через некоторое время дошел до реки и решил ее переплыть. Доплыл до острова, а тут пошла большая вода. Переправиться он бы не смог, поэтому остался. Судя по его состоянию, на островке он провел несколько дней. Питался только маньчжурским орехом, потом мы нашли целую гору шелухи.

- Когда он дал признательные показания и что рассказал о себе?

- Сознался во всем он на первой же встрече с сотрудником КГБ. Синенко прилетел на следующий день после задержания и работал с ним почти сутки. Чтобы разговорить лазутчика, применял самые разные методы. Агафонов родился на Дальнем Востоке, а завербован был сразу после войны. По его словам, он служил в советских войсках в Австрии и был рабочим по кухне. В один прекрасный день к нему подошел какой-то майор. Они приказал ему сесть в машину. Больше Агафонова никто не видел.
После соответствующей обработки его переправили в Германию, затем в Японию, в Америку, потом снова в Японию. Перед заброской здесь он прошел курсы подготовки. Вербовка тогда шла повсеместная, американцы даже в лагеря военнопленных приезжали и просто спрашивали, кто хочет жить в Америке. Некоторые соглашались.


- Но ведь на этом работа с Агафоновым не завершилась?

- Нет, конечно. Для начала нам было необходимо найти все его снаряжение и прежде всего радиостанцию. Как правило, с такими агентами разведцентр строго оговаривает время и периодичность выхода на связь. Нам надо было успеть к очередному сеансу еще и по той причине, что он служил последним доказательством вины Агафонова. Поэтому утром мы отправились на остров. Дольше всего искали радиостанцию. Во время прочесывания района один из пограничников залез на притопленное в болоте бревно и случайно увидел ремень, потянул, а там радиостанция. Самое ценное он хранил в презервативах - пять золотых часов и 14 700 рублей. Сумма по тем временам очень даже приличная. Для сравнения: бутылка водки тогда стоила около 20 рублей. Кроме этого, у него было много лекарств, после войны они были в дефиците.
Во время обследования места посадки дело чуть не дошло до стрельбы. Шел не спеша, а потом вдруг прыгнул в сторону. Мы решили, что за оружием, и набросились сверху. Оказалось Агафонов тянулся за японским кошельком, в котором находились снасти для ловли рыбы. В этот же день сотрудники КГБ отправились во Владивосток.


- Что он должен был делать в Приморье?

- По замыслу американцев, Агафонов должен был вести разведку. Какие задания ему будут даваться, он пока еще не знал, информация должна была поступить позже. Первое, что он по инструкции должен был сделать, - добраться до Владивостока, найти жилье и устроиться на работу. Но до этого он должен был сообщить, что в се идет согласно плану. Что он и сделал, но уже под контролем чекистов. Однако Агафонов предал Родину второй раз.
Дело в том, что американцы подстраховались и на экстренный случай предусмотрели вариант сообщения, которое говорило о том, что агент работает под колпаком. Для этого шпион в сообщении в нужном месте должен был просто поставить запятую. И Агафонов это сделал. Очевидно, он надеялся, что американцы его вызволят из плена. И надеялся зря, таких агентов не спасают. Последние, как и положено в таких случаях, устроили для него проверку. Вот, например, просили его выйти на центральную городскую площадь и описать, что и где он видит. Таким образом они пытались узнать, насколько свободно он перемещается, не сидит ли в тюрьме. Так прошел месяц.
В один из дней сотрудники КГБ, которые занимались шпионом, получили телеграмму от американцев. Ее текст не был даже зашифрован. Содержание примерно такое: мол, коллеги, хватит ерундой заниматься - и вам это дорого, и нам. Американцы поняли, что наши контролируют все действия шпиона, а сотрудники КГБ узнали о повторном предательстве Агафонова. Его дело было передано в суд, который приговорил американского шпиона к высшей мере наказания - смертной казни. 8 декабря 1951 года Агафонова расстреляли.
Tags: 50-е, ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ-СВР, ПЕРСОНАЛИИ, газетные вырезки, история Приморья, старые названия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Вторая Речка?

    Где-то в городе... Но где?

  • Владивостокские огнеборцы...

    Две интересные фотографии. 1. Фото, как будто, переснятое, но надпись на обороте и общее состояние бумаги говорит об оригинальности. Надпись на…

  • С/ш №61, 10-й "Б", 1968 г.

    Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №61» основано 28 августа 1963 года. Школа находится по…

  • Шмаковка и В.И. Ленин...

  • Черти и "Советская Россия".

    Надпись на обороте: "Праздник Нептуна на п/б "Сов.Россия" 4-ый рейс 1964 г. 26 октября 1964 г."

  • Интересный человек...

    Случайно обнаружил материал: к сведению коллег wolfschanze, vas63... Подполковник Сергей Евгеньевич Анчуткин. Кавалер…

  • Памятник экипажу шхуны "Крейсерок".

    Памятник был открыт 27 октября 1897 г. в саду Владивостокского морского собрания. Он был сооружен на пожертвования моряков и офицеров и был создан по…

  • Памятник Сергею Лазо...

    Расположен в центре города, в одноимённом сквере, между улицами Петра Великого и Лазо. Открыт 12 августа 1945 г. Автором является скульптор Л.М.…

  • И снова "Красный Октябрь"...

    Матрос канонерской лодки "Красный Октябрь" Щербаков Е.С. С 1934 года проживал в Советской Гавани. В списке он присутствует... Поделился коллега…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments